Search
14 Декабрь 2019
  • :
  • :

Фамадихана по-мадагаскарски: немного про «перетряхивание костей»

Чужая жизнь всегда исполнена безуминки—Лев Николаич точно об этом писал, поскольку писал обо всем: если не писал, то, наверное, просто не успел, ведь ему было дело до всего, включая счастливые и несчастные семьи. Короче, другой, чужак—он всегда немного сумасшедший, поскольку эталон здравомыслия для нас—это мы сами.

Но Мадагаскар—он с любой точки зрения палата номер 6 на 25 миллионов постояльцев: вот вы знаете, к примеру, что такое «фамадихана»? Это слово на каком-то из малагасийских наречий означает «переворачивание костей»: не иносказательное, а совершенно реальное такое переворачивание, сопровождаемое плясками с костями и даже, отчасти, плясками на них. Подгадать к фамадихане сложно: ее назначают туземные шаманы—поглядев на небо, повертев куриную косточку, подставив ветру обслюнявленный палец. Короче, системы здесь нет: когда рак свистнет, тогда ритуал и проводят. Попервости, берутся за трупы, которое упокоились не более года тому назад. Идеологическая механика тут сложная. Вот у нас говорят, что все мы смертны: малагасийцы же, наоборот, считают, что все живые были мертвы и снова ими стали, но пока не вполне. Проще говоря, некоторый покойники «поживывают», а потом нуждаются в помощи, чтобы вернутся в первобытное свое состояние. Ну, вот этому самому восстановлению предвечной гармонии фамадихана и посвящена: повертели останки, проветрили, суетное из них повыдули—и покойник стал еще мертвее, что от него, собственно, и требовалось. Может кто-то мадагаскарскую мифологию способен растолковать доступнее—я таких не встречал, а встречу—в чем ошибся, обязательно исправлю. Итак, в день назначенный свистящим раком, толпа счастливых и жизнерадостных родственников прибывает к склепу: происходит это обычно местной зимой, которая выпадает на наше лето—остров лежит по ту сторону не только здравого смысла, но и экватора. Сезон засушливый, что немаловажно: за год труп мумифицировался и сырость способна изрядно повредить безмятежному семейному празднеству—прикиньте, пляски-шествие-фуршет, а тут из савана начинают выпадать осклизлые, крайне малосимпатичные детали человеческого организма. На Мадагаскаре, как и всюду, веселие суть пити и ести, а не мертвечину подбирати. Сохранности праха придается в ритуале огромное значение: саван должен быть из домотканой материи да еще пропитан чем антисептическим—и во время первой фамадиханы полотнище меняют на новое, чтобы, значит, мумификация продолжилась.
Продолжение следует