Search
14 Ноябрь 2018
  • :
  • :

Хочу запомнить эту весну и это лето

Эти тополя у бывшего Дворца пионеров в Костанае вымахали такие высоченные, что выше самого здания. В котором, понятно, уже не Дворец пионеров, а школа детского творчества. Но суть от этого не меняется. Хоть груздем назови…
Уже мало кто в городе помнит, что этот дворец для детей строили на субботниках, на собранные народом деньги. И в начале шестидесятых это и правда был дворец. Может быть, одно из первых зданий в городе, в котором был настоящий паркет, натертый мастикой. Деревенским пацаном я однажды пришел сюда на экскурсию и этот паркет поразил меня более всего.
Потом, уже перебравшись в город, я запомнил тонкие прутики тополей возле Дворца, которые безжалостно трепали зимние злые ветра. Наша десятая школа стояла через дорогу, а Дворец пионеров, разумеется, был ее продолжением. В любой день можно было прийти и записаться в какой захочешь кружок. Помню, были фотокружок, танцевальный, планерный. Но круче всех были радисты, которые общались со всем миром.
Тополя я снял нечаянно, по дороге в картинную галерею на выставку местного художника. Вся композиция сложилась сама собой. Солнце блеснуло сквозь ветки. Самолет перечеркнул своим следом зенит. Была бы на мне шляпа, обязательно слетела бы,т ак пришлось задирать голову…
В последнее время все реже в городе стали сажать деревья и все чаще уничтожать. Это варварство обозначили модным словечком — кронирование. Вот оно, мол, стоит, дикое и некультурное, это дерево. А мы его обкорнаем со всех сторон и оно станет красивым, ухоженным и перестанет давать пух. Иногда так и получается, но редко, часто деревья просто гибнут. И даже оставшись в живых, эти жалкие обрубки смотрятся совершенно безобразно. А у меня на фото они остались могучими, подпирающими высокое синее небо.

Старый дворик — кто из художников удержался от картины с таким названием? Видел даже серии акварелей про эти самые дворики. Уютные, с сиренью или черемухой, с обязательными лавочками у подъездов или даже столиком под тополем.
В Костанае мало сохранилось совсем старых домов, еще дореволюционной постройки. Но и те, что были возведены в пятидесятые годы, имеют свой шарм и свою историю. Кажется, подойди к ним, положи руки на стены, и они расскажут тебе, как их строили для первых целинников. Как заселяли их люди, приехавшие сюда со всей большой страны.
Здесь собирались после работы и отдыхали, как могли. Без компьютеров, без айфонов. Стучали в домино, втихаря разливали живительную влагу в случайную посуду. Криминал был редкостью, мирно отдыхали. Бывало, кто-нибудь выставлял в окно радиолу и тогда получались стихийные танцы.
Мысль про серию снимков о старых двориках пришла опять же случайно. Дня два жена говорила мне про роскошную яблоню, которая цветет в соседнем дворе. Я пошел и не пожалел, что взял с собой фотоаппарат. Это была просто царская яблоня, даже на дачах я не видел таких. Конечно же, дичка, и яблоки скорее всего будут кислые. Но до чего красива в цвету!
Я снял ее и постарался, чтобы в кадр попал и старый дом, у которого еще сохранился уютный тихий дворик. Вот тогда и пришла в голову мысль насчет серии фотографий. Вечерами вспоминаю, где у нас еще есть такие дома и такие дворики. Думаю, в какое время дня и года лучше всего туда заглянуть.
Наш двор проходной, уюта здесь маловато. И даже скамеечки почти все поубирали. Они, конечно, не лишние, но кому охота всю ночь слушать чужих людей, которые шатались по городу и случайно набрели на скамеечку. Придется искать подальше объекты для съемок.

На даче снял сливу, истекающую смолой. Яркая, неправдоподобно красивая живица. И цветы конечно же красивы, белоснежные на фоне синего неба.
Но мой знакомый агроном, выдающийся наш ученый, автор десятков сортов картошки, объяснил мне, что эта смола не к добру. В науке это дело называется камедьтечением и кончается обычно тем, что ветка засыхает. Кто-то ее повредил, что-то с ней не так, и вот она пытается залечить рану смолой.
Жаль, конечно, деревце, но слива эта настолько живуча, что потеря одной ветки для нее ничто. Я не знаю, как она называется, скорее всего, это нечто полудикое, близкое к терну. Ягоды круглые, небольшие, красноватых оттенков.
Очень трудно уловить момент, когда их надо собирать. Вчера еще висели твердые и невкусные, а сегодня упали разом и лежат на земле. Собирайте нас скорее!
Я все никак не мог придумать, что же из нее делать. Компоты не очень вкусные, это не чернослив, варенье тоже никто не хочет есть. Разве что повидло, но это надо сидеть и протирать размякшие ягоды через сито. А потом уваривать целый час в тазике. Никакого терпения не хватит. Не скрою, было даже желание вырубить ее и посадить что-нибудь более ходовое.
Но я нашел таки применение этой сливе! Опять же случайно увидел в интернете рецепт и теперь делаю так. Вынув косточки, перемалываю ее в миксере, а потом варю из нее грузинский соус «Ткемали». Соус хорош тем, что у него сотни вариантов и все вкусные. Так что промахнуться трудно. Главное, не переложить специй, все должно быть в меру.
Не надо торопиться вырубать. У всего есть свое предназначение. В том числе даже у самой простецкой сливы.

Нашему дубу уже лет тридцать, не меньше. Посадил его еще бывший хозяин дачи и ходил за ним, как за маленьким ребенком. Вообще дубы у нас сами по себе не растут, не терпят наших ветров и морозов. А этот выжил, потому что привезен был из питомника в Челябинске. А там, сами знаете, не только люди, но и морозы настолько суровые…
Под дубом мы построили веранду, в которой не одно лето пили чай и укрывались от грозы и ветра. Сидишь под крышей, слышишь, как шелестит дуб ветками по шиферу. Осенью начинают падать желуди. При хорошем ветре очереди гремят, как из пулемета. А потом собираешь упавшие, чтобы раздать знакомым. Надежнее всего получаются дубки из таких вот, перезимовавших желудей с уже треснувшей оболочкой.
А еще лучше рассаживать молодые дубки, которые сами проросли из желудей. Очень много их прячется в траве, зимует под снегом, а весной выбрасывает побеги и получается готовый саженец дуба.
Он интересно растет. Сначала выбрасывает центральный корень, который со всей силой пробивается вглубь земли, к воде. А уже потом обрастает боковыми корнями.
Дуб вырос выше дачи и раскинул свои ветки вширь. Могучий стал, одному человеку не обхватить. Что-то сажать рядом бесполезно, одни ландыши терпят такое соседство. Никакие овощи под дубом не растут. Во всяком случае, достойных урожаев под ним не наблюдалось.
Рядом росла рябина, и мы думали, что будет, как в той песне, в которой рябина все мечтала «к дубу перебраться». Но дуб настолько притенил ее, что рябина уже чуть жива от таких объятий. Но еще цветет весной и к осени вызревают горькие красные ягоды. Но с каждым годом их все меньше.

Вернулась моя сорока. Или кто-то из ее детей, а может быть, другая какая родня. Но на пустующей сосне у въезда на дачу она построила гнездо и уже успела вывести птенцов. Сейчас, вижу и слышу, как покрикивает на них, учит летать. Они планируют кругами, далеко не удаляясь от гнезда. Отличить от взрослой сороки их можно по хвостам, они чуть короче.
Гнездо я заметил еще в конце апреля и порадовался, что эта шумная и мудрая птица снова стала моей соседкой. Сороки каждую весну строят для себя новый дом. Прошлое лето она жила на соседской даче, там тоже есть сосна. Теперь вот вернулась.
В самом начале мая довелось мне наблюдать, как она защищала свой дом и потомство от налетевших ворон. Никогда их у нас не было особенно много, а тут налетели. И погоду выбрали как специально, с дождиком и ураганным ветром. Разбойничью, в общем.
Из-под навеса веранды я наблюдал, как сорока подобно истребителю гоняла агрессоров, как садилась она рядом с вороной и демонстрировала той свой клюв. Посмотри, мол, я смогу защитить свой дом.
Целый час я наблюдал за этой воздушной битвой. Это было такое захватывающее зрелище, что я забыл и про дождь, и про ветер. Потом уехал, на дождавшись, к сожалению, финала. Через неделю слышу, сорока на месте, в гнезде, что-то выговаривает детям. Потом решила размяться, полетать вокруг. Тут я ее и заснял, на краю сосновой ветки. Вроде и птица почти домашняя, а попробуй сними ее, близко не подпустит. Очень осторожная.
И что мне эта сорока? Да ничего, просто соседка и не без греха. Всегда готова стянуть, что плохо лежит и хорошо блестит. Или пахнет. Помню, в одно лето повадилась она таскать у нас кусочки мыла. Утащит, убедится, что ни к чему его не применить, и бросит на соседской даче.
В общем, такая соседка, с которой не соскучишься. Присядешь иногда в тенечке и наблюдаешь за тем, что она еще придумала. Кино не надо. А она летит над тобой и поглядывает: привет, сосед, как дела?