Search
16 Ноябрь 2018
  • :
  • :

Острова Кука по часовой и против часовой стрелки. Часть 1

Острова Кука—это дюжина плевочков в Тихом океане, которые только для того и существуют, Новой Зеландии полагать себя великой державой и региональным гегемоном. И, кстати, благодаря Википедии, я узнал, что население кукианского сотрова Александра Суворова за последние 20 лет сократилось полностью и навсегда, с четырех человек до нуля—геноцид, правда ведь? Место, действительно, странное: постоянно гнетет вопрос—«Зачем и кому это нужно?».
Я, правда, был на столичном острове—на остальные добираться долго, неудобно да и на фиг не надобно. Кстати, тут только и разъяснился вопрос: почему один и тот же объект называют Раратонга и Аваруа? Раратонга—это остров, а поскольку он крохотный его почти весь занимает городок Аваруа—с бесконечными пригородами, конечно. Бесконечными потому, что они замыкаются кольцом вокруг вулкана—давно погасшего и поросшего диким лесом.

Кукская кругосветка совершается либо «клоквайз», либо «антиклоквайз», так и называются 2 здешние автобусные маршрута—«по часовой и против часовой стрелки»: тут есть две кольцевые автомобильные дороги, вложенные друг в друга, с общим центром и центром этим является всё то же жерло вулкана. Вот по ним и курсируют кругосветные автобусы и поездка длится часа полтора. Пейзаж монотонный: по одну сторону—крохотные домишки из чего-то невесомого, по другую—полоса мелководья, которая завершается в полукилометре рифовым барьером. Далее—бесконечный океан на многие часы лету и редкие земляные прыщи, которые когда-то извергались гноем магмы, а сейчас тихо крошатся под сырыми ветрами.
Острова Кука отменили визы практически для всех—оно и правильно: сюда случайный человек не доберется. В Аваруа летают самолеты из Новой Зеландии да Австралии, откуда дорога занимает по 8 часов. Маленький-дряхленький аппарат, прокряхтев под облаками 4 часа, прибывает сюда с Таити. В общем, из стран с лютым визовым режимом случайны человек на Кук-айлендс не попадет. И, я так понимаю, единственный способ без визы попасть, скажем, в Новую Зеландию—это погрузиться на самолет с Раратонги: тут ваши паспорта никто не проверяет, всем лень, а в Веллингтоне рейс из Аваруа считается внутренним.
Дело в том, что Острова Кука—они, вроде как, новозеландская заморская территория: в Аваруа, километрах в 10 от местного градоправления, живет губернатор, назначенный Ее Величеством королевой—Острова состоят в Британском сообществе наций. Однако, все полномочия оборонные и внешнеполитические кукяне передали новозеландцам, так что и валюта здесь местная только для нумизматов чеканится, а так—с доллары с киви и колибри в ходу. Острова—место дорогое, даже после Таити: я тут нашел один только хостел, где койка в палате-6-местке стоила 20 долларов—по счастью, народу не было в помине и я получил индивидуальный номер. А побережье застроено пансионатами, где номер от сотни кивибэксов: сюда, в основном, новозеландцы летают, это у них такой не то Крым, не то Сочи—«кукнаш», короче. Зачем переться сюда 6 часов из страны, где с морем все в порядке—непостижимо: купания на Раратонге так себе—до барьерного рифа по пояс, а дальше все равно не пробиться, только трупом. Еще здесь полгода бушуют тропические циклоны, которые сминают легкие домики как сигаретные пачки—в угловатые комки.

От прочих обжитых мест отделяют Острова Кука тысячи километров и это сказывается на снабжении: вроде, всё есть, но без ассортиментной пестряди—один вид масла, молока, сыра. Мяса и вина много, разного—из Новой Зеландии, конечно: не дармовое оно все, конечно, после долгого-то путешествия. А туземному люду, кажется, дела до дефицита и дороговизны нет: полинезийцы жрут гамбургеры, булки-булки-булки, а добирают жаренной рыбой. Понятно, худобОй они не отличаются и темперамент у них соответствующий: сонные, ленивые, добродушные—словно коалы, только покрупнее.