Search
15 Август 2018
  • :
  • :

Права женщин в Ливане: мужской и женский взгляд

 

О любви и многоженстве, хиджабах и свободе выбора, старых традициях и новых временах «Моя Планета» поговорила с ливанцами обоих полов.

 

Ливан — маленькое государство на Ближнем Востоке с непростой историей, прекрасной природой и дружелюбным населением. Находясь в самом сердце арабского мира, оно отличается огромным разнообразием конфессий (их число доходит до 18, наиболее распространенные — ислам и христианство) и традиционным мировоззрением.

 

 

 

 

 

Образование. Равны ли права у атеисток, христианок и мусульманок?

 

 

Диана: В большинстве школ девочки, принадлежащие к разным конфессиям, учатся вместе. Немусульманки, такие как я, просто не сдают экзамен на знание Корана. Мне ничего не навязывалось.

 

Существует целая индустрия — ливанцев женить. Люди едут на Кипр и заключают светский брак по его законам

 

В университетах нет никаких ограничений для девушек. Если девушка хочет стать инженером, строителем или электриком — флаг ей в руки. Многие мои знакомые, среди них есть и мусульманки, отучились на инженерном, некоторые работают по специальности.

 

 

Замужество. Кто и как выбирает того, за кого девушка выйдет замуж?

 

 

Диана: С замужеством в Ливане сложно. Женщине легче обучиться специальности, найти работу и даже заняться политической деятельностью, чем выбрать спутника жизни. Вступать в брак по ливанским законам можно только с представителем твоей конфессии. Теоретически можно поменять вероисповедание, но на практике никто этого не делает.

 

Существует целая индустрия — ливанцев женить. Люди едут на Кипр и заключают светский брак по его законам. У христианок все немного проще, как мне кажется, — они знакомятся с молодыми людьми на работе или в университете, вступают в отношения, выходят замуж. Хотя секс до свадьбы не приветствуется и у христиан.

 

По рассказам моей подруги-суннитки, подготовка к свадьбе напоминает покупку коровы. Приходит жених: «Да, я тебя на свадьбе друга видел, ты мне очень понравилась. Я работаю там-то, смогу тебя обеспечить, коплю на квартиру. Расскажи о себе»

 

У мусульманок и друзок* подготовка к свадьбе происходит примерно так. На чужих свадьбах, на улице, в университете или на работе парень встречает девушку. Если девушка парню нравится, он узнает, кто ее родители, и посылает к ним свою мать свахой. Та узнает, что да как, и, если девушка не против вступить в брак, к ней приходят уже все вместе: жених и его родители — знакомиться. (*Эзотерическая религия, которая возникла на основе мусульманства, но под сильным влиянием древнегреческой философии, неоплатонизма и индуизма, и отец Дианы — как раз друз. — Прим. ред.).

 

По рассказам моей подруги-суннитки, это напоминает покупку коровы. Приходит жених: «Да, я тебя на свадьбе друга видел, ты мне очень понравилась. Я работаю там-то, смогу тебя обеспечить, коплю на квартиру. Расскажи о себе!» И мама жениха старается выведать, насколько ты хозяйственная. Поскольку это почти единственный путь выйти замуж, девушки часто соглашаются. Я не знаю, насколько они потом счастливы в браке.

 

Пара моих двоюродных сестер встречались с парнями и скрывали это, а потом для виду устроили подобную церемонию. Выглядело примерно так: «Вот да, мы были знакомы, но я понял, что ты мне нравишься больше, чем просто как если бы ты была мне приятельница или друг» и т. п. Короче, выбирать спутника жизни самой можно, но осторожно, страшно шифруясь.

 


© Ali Kay

 

Когда мне было 16 лет, отец не разрешил мне идти в гости к парню, который мне нравился. Мол, «у нас не принято, чтобы девушка одна к парню домой ходила». Мне было очень неприятно — я всего-то хотела ему подарок из Москвы передать, хоть он мне и нравился. И это у меня еще не фанатичный отец. Со временем он стал «блюсти мою честь» меньше, по мере того как я становилась более самостоятельной. Над 16-летними трясутся больше.

 

Есть семьи за гранью фанатизма — одну знакомую девушку, которая носит хиджаб, наказали за то, что она побрила ноги. Мотив был следующим: «Да кто твои ноги может видеть?! Ты перед кем-то раздеваешься, ты с кем-то спишь!» Это, правда, скорее аномалия, но прятаться в личной жизни приходится почти каждой ливанке. Это сложная тема.

 

Хуссейн: Сейчас девушки чаще проявляют самостоятельность в выборе женихов, чем раньше. Но родительское мнение решающее. Если родители против — свадьбы не будет. Иногда молодые идут против воли старших и сбегают вместе. Но к такому у нас в Ливане плохо относятся.

 

 

Полигамия: за и против

 

 

Хуссейн: Многоженство сейчас редко встречается. Лично я к этому очень плохо отношусь.

 

Работа незамужними женщинами (которые чаще всего живут с родителями, иначе «Срамота-а-а! Неизвестно, чем она там одна занимается!») рассматривается как доход, который можно потратить полностью на себя

 

Диана: Создается впечатление, что многоженство уходит в прошлое. Среди мусульманских девушек можно услышать осуждающе: «Да он двоеженец!» — всегда с подтекстом, что это неуважение к первой жене.

 

Но такие браки еще встречаются: у нас был преподаватель географии, мусульманин-суннит, который, помимо своей первой жены, женщины в возрасте, взял в жены молодую. В Коране сказано, что брать вторую (третью, четвертую) жену можно, только если ты будешь относиться к ним совершенно одинаково. Естественно, это включает финансовый аспект. Что особенно интересно — после этой фразы в Коране сказано следующее: «А ты не будешь к ним одинаково относиться». То есть Коран будто и разрешает, и говорит: «Но вы все будете делать это неправильно». Моя подруга утверждает, что это можно трактовать как фактическое запрещение многоженства. (Как решаются подобные вопросы в соседнем Египте, «Моя Планета» писала в материале «Правила жизни второй жены».)

 

 

Работа и карьера

 

 

Хуссейн: В городах многие работают, чаще в магазинах, школах, больницах. В деревнях — намного реже. Моя мама не работает, она занимается детьми и готовит очень вкусные блюда.

 

Диана: Большинство молодых женщин работает. Работа незамужними женщинами (которые чаще всего живут с родителями, иначе «Срамота-а-а! Неизвестно, чем она там одна занимается!») рассматривается как доход, который можно потратить полностью на себя.

 

Мои незамужние подруги чаще всего копят деньги и путешествуют. Незамужние женщины из бедных семей помогают содержать семью. У меня есть подруга, которая помогает матери-вдове, другая — разведенной матери-писательнице. Замужние женщины победнее тоже помогают содержать семью.

 

Богатые женщины работают, чтобы не было скучно. У них зачастую есть домработницы из бедных стран (Бангладеш, Непала, Эфиопии), фактически бесправные рабы, которые делают все по дому. Таким образом, у богатых женщин или женщин среднего достатка достаточно времени, чтобы работать. Строить карьеру / зарабатывать больше мужа категорически не приветствуется.

 

 

Йемен, Иран, ОАЭ vs Ливан: гендерное неравенство

 

 

Хуссейн: Ливан не настолько консервативен. Многие женщины делают карьеру — например, в парламенте есть депутаты-женщины. И хиджаб по закону никто не заставляет носить, это выбор родителей.

 

Есть правило в законе: насильник может избежать наказания, если он женится на жертве. При этом жертва должна согласиться, но их часто принуждают семьи, потому что незамужняя недевственница — позор семьи

 

Диана: Если опросить ливанцев на улице о роли мужчин и роли женщин, то в ответах, скорее всего, будут очень конкретные, четко разделенные роли.

 

Это также узаконено в религиозных правилах наследования (женщины наследуют меньше) и брака (можно женить девочек в 14 лет, как и мальчиков, однако с последними никто так не поступает).

 

Еще есть правило в законе: насильник может избежать наказания, если женится на жертве. Последняя по вполне понятной причине на предложение ответила бы отказом, но родные в такой ситуации принуждают к браку: незамужняя недевственница — позор семьи.

 


Жительницы Бейрута протестуют против закона о насилии

 

Диана: Карьеру женщине строить можно, но это не приветствуется. Бизнес вести разрешается, но мужчины-партнеры будут смотреть свысока. Отвратительный сексизм, конечно, но он, увы, много где жив.

 

О хиджабе сложно говорить. Женщина почти всегда скажет, что это был ее выбор, но я думаю, что некоторые надевают хиджаб из-за семейного давления. У меня есть пара подруг-сунниток, носящих хиджаб, — они говорят, что носят его по собственному желанию, и я им верю. (Так, в беседе с «Моей Планетой» «Правила жизни мусульманки-суннитки» интервьюируемая из Карачаево-Черкесии рассказала, что «хиджаб — это нечто большее, чем просто одежда, это жизненная позиция».)

 

Еще одну знакомую шиитку заставили, она была жертвой домашнего насилия со стороны фанатичного отца, так что я не могу по ней судить, насколько это симптоматично. С остальными моими знакомыми в хиджабах мы об этом не говорили. Я всегда боюсь, вдруг окажется, что их заставили и я только поставлю их и себя в неловкое положение.

 

Перестать носить хиджаб — все равно что признать, что ты не очень хорошая мусульманка, и этого почти никто не делает.

 

 

Армия: израильтянки vs ливанки

 

 

Диана: В Ливане нет обязательной военной подготовки вообще, в армию идут по контракту. Женщины в армии не служат, они работают на таможне, в полиции, на границе.

 

 

О ливанских женщинах в двух словах. Счастье возможно?

 

 

Хуссейн: Если в двух словах — то хорошие и хитрые. Насчет счастья — все зависит от родителей: если они не дураки, можно сказать, что ливанкам повезло.

 

Диана: В двух словах не получится. Есть стереотип, что ливанки красивые, ухоженные, с хорошей фигурой, любят пластическую хирургию и не стремятся культурно развиваться. Эдакие барби, только потемнее и с чертами лица порезче. Это скорее правда, но полно исключений. Я знаю женщин — философов, талантливых архитекторов и режиссеров, писательниц и переводчиц, интеллигентных, прекрасных феминисток и гуманисток.

 

В Ливане многое сейчас меняется, и женщины многое меняют — вопросы равноправия, гендера, сексуальной ориентации поднимают во многом они, и в политику идет больше женщин. В Ливане это правда необходимо, женщинам стоит бороться за многое. Например, отсутствовал закон о домашнем насилии —если женщину очень серьезно избили, в некоторых случаях, даже если она от этого погибает, ее муж может избежать наказания. Вокруг этой проблемы сформировалось движение, и в 2014 году закон приняли. В общем, ливанки идут вперед, и это хорошо.