Search
25 Сентябрь 2018
  • :
  • :

С рюкзаком по Карелии

Предисловие

На написание этого репортажа меня вдохновил рассказ Алекса Обоимова о метеостанции МГ-2 Гридино, что на карельском берегу Белого моря. После его прочтения нахлынули воспоминания — я ведь была в этих краях и сразу узнала до боли знакомые места. Правда, было это в 1997-м. В прошлом веке (странно звучит…)) Первая мысль, которая возникла: тогда, двадцать лет назад, всё было по-другому. Но чем дольше я об этом думала и вспоминала, тем больше сомневалась: а так ли уж по-другому? Конечно, жизнь не стоит на месте — технический прогресс, другая ситуация в стране. Вроде бы, другие люди. А ведь на самом-то деле те же — с другими именами, но с той же простой и широкой русской душой, которую сейчас как раз и можно встретить вот в такой российской глубинке. И та же природа — нетронутая, чистая, щедрая на дары. Потому как не добралась (и, думаю, не доберётся) до этих мест ни туриндустрия, ни промышленность, ни прочая урбанизация. А значит, рассказ о том, как это было двадцать лет назад, будет вполне актуальным и сейчас. А если учесть некоторые изменившиеся со временем нюансы, то даже может оказаться для кого-то полезным…или нет? Вот и разберёмся)

Про фотографии: в конце прошлого века (ужас…)) они снимались на плёнку, а потом печатались на бумаге. Не было тогда цифровых мыльниц. А бумажные фото, в отличие от цифровых, увы, не вечны. Изначально яркие, чёткие, цветные снимки за двадцать лет выцвели, стали смазанными, покрылись пятнами… Так что пришлось их отцифровывать и пытаться реанимировать. В результате мне удалось вернуть их к жизни, но восстановить полностью уже невозможно… Ну, что есть.
Итак,

В путь!

Решение поехать в Карелию было спонтанным (как, собственно, бОльшая часть всех моих последующих решений о путешествиях). Я закончила институт, в котором отучилась аж семь лет (шесть курсов с подфаком). И, получив, наконец, свой диплом, я хотела лишь одного: взять свою собаку и уйти на недельку — другую с палаткой в подмосковные леса, чтобы отключиться и отдохнуть ото всего и ото всех. Но мой друг (впоследствии муж), узнав об этом, предложил пойти вместе. И тогда я подумала: если вместе, то тогда уж не в Подмосковье, а куда подальше — это интереснее. А куда? А давай в Карелию, я там не была, а давно хочу. Он согласился, тем более, что уже однажды был там — недалеко от станции Энгозеро на берегу живописного безымянного озера его товарищ с отцом срубили маленькую охотничью избушку. И, вроде, мой друг даже помнит, как до неё добраться. Отлично, с местом стоянки определились. Но буквально через день я закапризничала: какой интерес ехать так далеко, чтобы две недели сидеть на одном месте? Надо двигаться, идти, перемещаться. И снова: куда? Кроме этой избушки, он больше ничего там не знал. А я тем более. Интернета тогда тоже не было (по крайней мере, такого доступного и наполненного, как сейчас), и какую-то информацию можно было почерпнуть только из книг, фильмов (если повезёт поймать их по телевизору) и рассказов бывалых (а таких мы не знали). Но отказываться от задумки уже не хотелось. Так были куплены компас и подробнейшая карта Карелии — в виде толстого журнала, где было указано каждое болото, каждое озерцо, каждая речушка.

Оставалось подбить бюджет. Необходимое для похода снаряжение у нас было, но нужны были деньги хотя бы на проезд и на какие-нибудь продукты, которые можно взять с собой. И желательно ещё сколько-то на всякий случай. А денег было мало. Совсем. Так что купили немного круп, консервов, сухарей и бысторастворимых супов, и рассчитывали, главным образом, на подножный корм. А ехать решили электричками, сколько возможно — так было ощутимо дешевле, чем брать билет на поезд.
Пса пришлось оставить на попечение подруги — взять его с собой не представлялось возможным.

И вот настал день Х. Первая электричка Москва — Тверь, затем Тверь — Бологое. А вот дальше случилась заминка — третья по нашему маршруту электричка Бологое — Окуловка ходила только раз или два в сутки. И ждать её нам предстояло много часов. А терять время не хотелось. Пока думали, что делать, подошёл поезд Новороссийск — Петербург. И мы рискнули. Подошли к проводнику одного из вагонов и…договорились!!! Места в вагоне были, и поезд благополучно довёз нас до Питера.
Задерживаться в Питере не стали, хотя и очень хотелось — он не вписывался в наш хилый бюджет, а просто гулять по городу с тяжёлыми рюкзаками было немыслимо. Поэтому мы только перебрались с вокзала на вокзал, чтобы ехать дальше, в сторону Мурманска. Время было уже позднее, и самая дальняя электричка, которую удалось застать, шла до Волхова. Там нам пришлось заночевать — на вокзале, вместе с толпой таких же ожидающих. В какой-то момент прошли милиционеры, объявляющие, что вокзал закрывается, поэтому просьба освободить помещение. Прошли и…ушли. Очень понимающие оказались. Естественно, все остались, где и были.
Утром пришла электричка до Лодейного поля. Мы радостно погрузились в неё, но и тут произошло непредвиденное: на маленькой станции (даже, скорее, полустаночке) Юги кончилось электричество. Где-то случилась авария. Электропоезда прекратили движение на неопределённый срок.
Посидев немного на станции, мы решили попытать счастья в автостопе и направились на трассу, по которой, со слов диспетчера станции, можно было доехать хоть до Мурманска. Но тут ждало разочарование: ни одна машина не останавливалась. Может быть, при виде наших рюкзаков, может, по какой другой причине, но… Так что через пару часов неудачных попыток поймать попутку, нам пришлось вернуться на станцию. И тут подошёл поезд до Лодейного. Тепловоз с плацкартными вагонами, которые в данном случае стали общими. Проблема дальнейшего передвижения была решена.

В Лодейном поле электрички закончились. Всё. Дальше только поездом, до самого Энгозера. Дождались ближайшего пассажирского (Энгозеро — станция маленькая, скорые её пролетают со свистом), снова сумели договориться с проводницей (брать билет в кассе было дороже, мы — вчерашние нищие студенты — откровенно не тянули, но все люди, все всё понимают…) и уже завтра утром прибыли в долгожданный пункт назначения:

Лесное озеро

Карелия встретила нас серым пасмурным небом и мелким дождиком. Даже не дождиком, а моросью, морянкой — дождь настолько мелкий, что его не видно, но одежда очень быстро промокает… Но такая погода была за время нашего пребывания здесь только дважды — в день приезда и в день отъезда (как по заказу). В остальном нам с погодой повезло: мы приехали в начале июля, и застали сухие солнечные тёплые дни, даже жаркие порой.

Чтобы добраться до той самой избушки, нужно было пройти пять километров назад по шпалам, а затем свернуть в лес и преодолеть ещё столько же по лесу. Пока шли лесом, я не угадывала даже тропинки — мне казалось, мы идём напролом. Но мой спутник дорогу, действительно, помнил. И вот через пару часов мы вышли на берег лесного озера, которое даже на нашей подробной карте не имело названия:

Избушка оказалась почти что на курьих ножках: маленький бревенчатый домик, внутри грубый деревянный стол, бревенчатый же настил, служивший кроватью, и маленькая печка. На полянке перед домиком — ещё один небольшой столик, скамейка и кострище:

А на приличном расстоянии от избушки были даже оборудованы удобства)) В общем, жить можно. Думаю, избушка эта и сейчас стоит, а вот печка наверняка прогорела — она уже тогда дышала на ладан…

С погодой нам повезло. А вот подножный корм в это время ещё не подоспел: за всё время нам встретилось всего несколько грибов, ягод — брусники, голубики, черники — ещё не было, а морошка попадалась только красная, потому что ещё зелёная)) Грибы-ягоды здесь начинаются недели на две позже. Мы ещё раз приезжали сюда через год, уже в конце июля — погода была дождливая, довольно прохладная, но зато ягодами мы объедались, а по грибам буквально ходили. Грибы — сплошь белые, подберёзовики, подосиновики. Сыроежки и моховики мы тоже брали, но только поначалу:

Но это в конце июля. А в первый раз нам оставалось рассчитывать только на рыбу. Но в ней недостатка не было, каждый день были с ухой. К тому же, рыба здесь, видимо, голодная — наверное поэтому на одно варёное рисовое зёрнышко удавалось взять хорошего подъязка, а на маленькую самодельную блесну без изысков — крупную щуку.
Однако голодная здесь не только рыба, но и комары. Места здесь глухие, в радиусе десяти километров — никого. И кушать комарам некого — зверей разве только. Так что, почуяв двух свежих туристов, они яростно накидывались со всех сторон. Взятые с собой репелленты помогали только в первый день, потом голосистые друзья к ним привыкли и перестали обращать внимание. Так что, несмотря на тёплую сухую погоду, приходилось ходить в брезентовой куртке с капюшоном:

А перед сном приходилось жарко протапливать избушку — комары от этого жара прятались в щели, и можно было спокойно заснуть, предусмотрительно завернувшись в спальник с головой. Но утром, стоило лишь немного сдвинуть край спальника, как над ухом тут же раздавался стройный гул — комары ждали завтрака…)

Но это были мелочи, особенности пребывания в данной местности — неприятные, но вполне терпимые. Всё это с лихвой компенсировалось первозданной красотой окружающей природы, лесной тишиной, полной оторванностью от цивилизации (здесь даже радио ловило с трудом), пьянящей чистотой воздуха и изумительным сладковатым вкусом воды, которую здесь можно пить прямо из озера, абсолютно не опасаясь за своё здоровье.
А ещё начало июля в Карелии — сезон белых ночей. Собираясь сюда, мы об этом не задумывались и поняли это случайно. Сидя вечером у костра, я глянула в сторону озера и увидела картину, которую в полной мере не способна передать ни одна фотография:

Это был закат. На часах — одиннадцатый час. Налюбовавшись этими красками, мы продолжили наши вечерние посиделки — спать совсем не хотелось. В какой-то момент снова глянули на часы — шёл второй час ночи. А вокруг было так:

Тогда мы и поняли, что попали на белые ночи. Это было здОрово, правда, по началу существенно влияло на режим — трудно заставить себя заснуть, когда вокруг светло, как днём)

Первые четыре дня мы провели, наслаждаясь безмятежностью — я отсыпалась и купалась, благоверный ловил рыбу. В один из этих дней мы прошлись до соседнего небольшого озерка — очень живописного, но меньше нашего, с полностью заболоченными берегами:

Мой друг со товарищи окрестили его "Барахолкой", объяснив это тем, что ловится в нём одно барахло… В общем, да — наловили мы тут только мелких окуньков, но зато много)

Но даже сидя на месте, не удалось обойтись без приключений. Поскольку на километры вокруг не было никого, мы, уходя спать, спокойно оставляли котелок и посуду прямо на кострище — кто её возьмёт. И однажды рано утром мы резко проснулись от того, что кто-то гремел этой посудой. Стало страшно: кто это может быть? Пришёл какой-то человек? Кто? Откуда? Чего хочет? Или… Гуляя по округе, мы пару раз натыкались на следы медвежьих лап, хотя верить в это до конца побаивались. Неужели?.. Мой друг взял топор и аккуратно выглянул из избушки, я за ним. И увидели…огромную разъевшуюся чайку, доедающую остатки ухи из нашего котелка)) Глянув на нас через крыло, она нагло продолжила трапезу. Мы её шуганули немного, тогда она, явно недовольная, лениво и медленно взмахивая крыльями, улетела. А на следующее утро прилетела снова. Мы её ждали и прогонять уже не стали. А потом решили провести эксперимент: вечером вместо ухи заварили быстросуп. Утром он остался нетронутым… Разбирается, однако))

К морю

На пятый день мы подумали, что пора двигаться дальше. Но возвращаться на станцию, теряя время и делая десятикилометровый крюк, нам не хотелось. Мой друг взял карту и компас и пошёл разведывать другую дорогу. Оказалось, выйти другим путём можно, но придётся пройти через довольно неприятное болото. Страшновато, но возможно. Решили идти к морю: выйти на берег, где получится, по берегу дойти до Гридино, а оттуда вернуться обратно в лесную избушку ещё на пару — тройку дней. Такой вот кружок сделать. Поскольку решили возвращаться, часть продуктов (главным образом, консервы) закопали рядом с избушкой. С собой взяли немного — ровно столько, сколько, по нашим подсчётам, нам должно было хватить до возвращения. Собрались, вооружились палками, чтобы пройти болото, и двинулись. До свидания, избушка на курьих ножках! Теперь в ближайшее время нам предстояло жить вот в таком вигвамчике:

Болото прошли, дальше проще — под ногами была твёрдая земля. Так что какие-то полтора — два часа — и мы вышли на проезжую дорогу. На ту единственную дорогу, которая идёт от станции Энгозеро в сторону моря. Стали приглядывать место для привала, так как изрядно устали. И вдруг сзади послышался шум мотора. Машина!.. Но остановить её мы не успели — она остановилась сама. В ней сидели двое местных, которые, как потом выяснилось, ехали на рыбалку. "Куда путь держите?" — спрашивают. Мы: "На море!" — "На какое море? На Чёрное?;)" — "Можно и на Чёрное, но пока на Белое))" — "Садитесь!))" Ох, с удовольствием…)) Оказалось, мужики ехали на озеро Чёрное, поскольку там знатная рыбалка. Это не совсем по пути, но они пообещали подвезти нас максимально близко к морю. Просто так. От души. Спасибо…)

Людьми они оказались очень весёлыми, так что время в дороге пролетело незаметно, с шутками-прибаутками и всякими историями (небылицами?) из жизни местных. В какой-то момент машина свернула с дороги на что-то вроде просеки, и там вскоре застряла. На что нам тут же было сказано: "Не волнуйтесь, здесь все застревают". После чего все вышли из машины, и один из наших попутчиков взял с обочины длинные плоские доски, которые лежали там, видимо, давно и специально. Дальше мужчины втроём приподнимали машину (оказывается, это реально), а я подсовывала доски под колёса. Так и выбрались. Прежде, чем мы двинулись дальше, доски были возвращены на своё место у обочины — для следующих застрявших)

Ближе к вечеру нас высадили у очередного живописного озера — судя по карте, это было озеро Рыбное:

Дальше наши пути расходились — наши попутчики сворачивали в сторону, а нам предстояло пройти прямо около четырёх километров через лес. Рыбаки рассказали нам, что на том месте, где мы выйдем к морю, на берегу есть какой-то целебный источник, который открывается только во время отлива. Говорят, вода из этого источника вылечивает даже рак. Рассказали про своего знакомого, который совсем зачах и загибался, врачи ничего не могли сделать, а вот пожил на этом месте, попил этой волшебной воды и теперь живее всех живых, живот отрастил, доволен. Может, это была очередная байка, но хорошая) На том и попрощались.

Озеро, у которого мы остановились, хоть и называлось Рыбное, но поймать там удалось только несколько небольших плотвичек. Что ж, и то хлеб. Отдохнув, подкрепившись и пройдя через лес, мы, как и было указано, вышли на берег.

Картина, представшая перед нами, завораживала: россыпь огромных валунов и камней поменьше, а за ней — море, которое, казалось, убегало всё дальше. И снова на многие километры вокруг — тишина и ни души:

Первая мысль была: "Вот это да!.." Потом мы сообразили, что это отлив. В Белом море вода во время отлива уходит далеко и прямо на глазах. Потом, спустя много лет, я видела такие же сильные отливы в Андаманском море и Индийском океане у берегов острова Бали. Но такого оглушающего впечатления, как этот, они не производили. Всё-таки есть в суровой красоте холодных северных морей что-то особенное — какая-то внутренняя сила, что ли…
И да, тот самый целебный источник мы честно искали, но так и не нашли.

На берегу стоял какой-то то ли не достроенный, то ли полуразрушенный дом — не дом, сарай — не сарай… Чей? Для чего? Загадка…

В нем мы и поставили палатку — его стены прекрасно защищали от ветра, который, пусть и несильный, но всегда есть на море.

Приятно удивило и обрадовало, что на берегу совсем не было комаров. Но не было и пресной воды. За водой пришлось возвращаться в лес — там журчал небольшой ручей. А комары прямо ждали…)

Спать снова не хотелось. Поэтому повезло увидеть всю прелесть белой ночи на берегу моря: солнце садилось, уходило за горизонт, и вот от него остался только маленький краешек, и этот краешек, вместо того, чтобы скрыться окончательно, покатился вдоль горизонта с запада на восток, а потом снова стал подниматься…

Тем временем начался прилив. Вода прибывала, как и уходила, удивительно быстро. Вскоре все камни, кроме верхушек самых больших валунов, были покрыты водой — чистейшей, прозрачной:

В такой воде просто нельзя было не искупаться. И она оказалась на удивление не холодной. Хотя, тёплой её назвать тоже было нельзя. Нормальная, бодрящая такая водичка. А в ней — огромное количество морских звёзд. Вот уж была неожиданность… Я всегда думала, что морские звёзды — существа сугубо тропические. Но оказалось, что они живут и в холодных морях. Небольшие — примерно до десяти сантиметров в диаметре, пятиконечные, ярко-оранжевые, красные, бордовые — все с узором из белых крапинок и как будто светящиеся изнутри. И удивительно живучие — могут обходиться без воды довольно долго. Для сравнения: морские звёзды из тропических морей могут жить без воды всего десять — пятнадцать секунд…

После завтрака и водных процедур мы двинулись вдоль берега — к той самой метеостанции, о которой пока ещё не знали, и дальше, в Гридино.

Продолжение следует…

Продолжение