Search
11 Декабрь 2017
  • :
  • :

Возвращение с Аника. Часть 2: последний бой, он трудный самый

Текст: Вадим Шкодин
Фото, видео: Александр Хитров

Знакомо ли вам то противоречивое чувство, когда радость от нарастающей близости дома, скорого окончания долгого пути спорит в вашем сердце с зарождающимся сожалением, тоской о том, что самое интересное путешествие в жизни скоро закончится? Испытывали ли вы его? Когда хочешь поскорее отсюда уехать, но уже всем сердцем скучаешь по этим местам, потому что знаешь, что вряд ли когда-нибудь к ним вернешься. И ты уже по-другому смотришь на окружающую тебя действительность, стараясь не проморгать, не упустить ничего важного. Не знаю, как у товарищей, но именно это происходило со мной в последние два дня нашего путешествия. Когда и домой очень хочется, и оставлять эту таежную сказку неописуемо жалко. Но не оставить нельзя, а лучший способ справиться с сожалением о скором расставании — постараться забрать из полюбившегося места побольше впечатлений. Наблюдать, смотреть, впитывать, запоминать.

Новым утром мы оставили свое «рыбное место», двинувшись дальше.

Вчерашний 16-километровый забег по тайге с нервным ожиданием до Чукена и спокойствием после него, не мог не сказаться на нашем сегодняшнем состоянии. И если вчера, на волне вдохновения и драйва после легко пройденного Чукена, мы оголтело неслись до нужного лагеря, наплевав на тропы и поиск легких путей, то уже сегодня еле передвигали ноги. Во-первых, потому что в теле болело абсолютно все: организм попросту не успел восстановиться за ночь. Во-вторых, спешить нам было в общем-то незачем: до всеми обожаемого лагеря «Идеальное место», где мы собирались провести последнюю ночь, было каких-то 8 км — к этому моменту для нас уже очень несущественное расстояние. Мы не спешили, и даже уже привычно строгий в этом отношении рукпох, в этот день был равнодушен к скорости передвижения группы, и довольно легко соглашался на внеурочные привалы и на «давайте еще 5 минут посидим».

«Не надо спешить», — наверное, впервые за все путешествие этот девиз объединял всю без исключения команду, шесть заросших, уставших, похудевших, пропитанных таежными (и другими) ароматами путешественников, идущих домой.

Отсутствие спешки, необходимости бежать, сломя голову, изнывая под тяжестью рюкзака — когда все это осталось вчера, позавчера и еще несколькими днями раньше — можно по-настоящему наслаждаться походом и окружающей природой. Нет, ты, конечно же, отдаешь ей должное на протяжении всего пути, с самого знакомства, но, когда тебя не отягощают физические и моральные грузы, делать это намного приятнее.

Я, например, только на обратном пути смог по достоинству оценить всю мощь и величие вековых грабов и тополей Максимовича, раскиданных по берегам Чукена — по пути к горе я просто прошел мимо этих гигантов, даже не заметив их кричащего величия. А сейчас заметил и был счастлив прикоснуться к их вековым необъятным стволам. Или вот корейские кедры — не совсем типичная для местного елово-пихтового леса порода, открылась мне только на обратном пути, и теперь я выслеживал их в древесном наборе, радуясь каждому обнаруженному экземпляру — от совсем молодых однолеток до зрелых исполинов. И таких «неожиданных» открытий было еще много. Должен признаться, что до визита сюда я был предвзят к лесам Хабаровского края. Совершенно поверхностно судил, что, «мол, вот у нас в Приморье тайга так тайга – мощная, богатая, уссурийская. А у них там уже все повырубили и продали китайцам. Да и холоднее у них, а значит тайга не такая многоликая…» – вот так я и думал до этого похода. Здесь же, в районе имени Лазо, я понял, что ошибался. Что и здесь, в другом крае, еще слава богу можно найти великолепный, не видевший топора лес, наслаждаться им, просто ходить по нему больше недели, встретив от силы пару признаков того, что ты не первый человек здесь побывавший. И точно понимая, что тот, первый, бывал здесь нечасто и очень давно. Это ощущение пребывания в совершенно диком, глухом месте, где единолично правит природа, где нет дорог, а из троп только звериные, где можешь пить сырую воду из любого ручья или лужи, зная, что не отравишься – оно бесценно. Спасибо тебе, Чукенский заказник, что ты есть, что в твоем лоне можно ощутить такое. Спасибо людям, оставившей эту тайгу зверям, взяв ее под охрану.

В тот день в наш дневной распорядок после долгого отсутствия в нем наконец-то вернулся обед, а украсить его должен был великолепный белый гриб, обнаруженный вашим покорным слугой и идентифицированный Аней как подходящий к употреблению. Оставалось только придумать, в каком виде этот самый гриб употребить в этот раз.

Нужно сказать, что за время похода мы существенно расширили свое гастрономическое мировоззрение, взгляды на сочетание продуктов. Поскольку из даров тайги в пути нам попадались только ягоды и грибы, расширять традиционное вкусовое разнообразие приходилось только ими. Ягоды (смородина черная и красная, черемуха, дикая малина) употреблялись без дополнительных изысканий (то есть с куста прямо в рот). А вот с грибами все было интереснее. Первые найденные нами обабки стали прекрасным дополнением к имеющемуся в продуктовых запасах грибному супу в пакетах — ничего необычного. А вот дальше стало интереснее.

Грибные супы у нас закончились на первом, а вот годные для поедания грибы (и на вид весьма аппетитные) продолжали лезть под ноги на протяжении всего пути. И сколько их, достойных и, наверное, очень вкусных, мы не взяли просто потому что было лень или некогда наклоняться. Но были и такие, пройти мимо которых было преступлением, и мы, конечно, их брали, чтобы добавить их в какое-нибудь блюдо. Так в нашем рационе появились сначала гречневая каша с мясом и грабами, такая же каша, но только с рисом, рисовая и гречневая каша с грибами без мяса. Супы — отдельная история. На обедах мы варили куриные, гороховые, мясные супы с грибами. Дальше был харчо и обабки его совсем не испортили.

Но сегодня, остановившись за 3 км до «идеального места», мы пошли дальше, приготовив… «таежный крем-борщ с грибами». Да-да, после супового пакета с борщом в котелок полетела сначала сухая картошка, а после тот самый найденный мною белый гриб. Это было необычно, но божественно вкусно!

В лагере оказались задолго до вечера и посвятили остаток дня отдыху, починке одежды, просушиванию вещей. Нам предстояло провести последнюю ночь в этих чудесных местах, которые подарили нам столько эмоций и впечатлений. Под звездным небом у теплого костра хотелось петь любимые песни — и мы пели: кто-то лучше, кто-то хуже — но все с душой.

Последний сеанс связи с Леной принес хорошие новости: ей удалось дозвониться до Артема и сообщить ему, что мы выйдем на базу «Сокол» уже завтра 23 августа и будем ждать его. Со слов Лены, в настоящее время наш водитель или уже выехал за нами из Уссурийска, или вот-вот это сделает, чтобы уже завтра ждать нас на базе. Эти новости очень всех обрадовали.

Спать отправлялись непривычно поздно — сегодня можно было себе это позволить.

Незадолго до ухода в палатки небо устроило настоящий фейерверк — ярко, но бесшумно над далекими сопками рождались и погасали яркие вспышки — вдалеке бушевала гроза. Наши фотографы – Саша и Аня — не упустили возможности подловить это действо, разыгравшееся над Чукенской долиной и снимали его на разных выдержках. Остальные просто любовались этими раскатами, желая, чтобы грозовой фронт ушел в противоположную от нас сторону.

Через два часа капающая на лицо с потолка палатки вода дала понять, что надежды не оправдались. Мощный ливень поливал долину и наше «Идеальное место» вместе с нами.

Однослойная палатка, в которой мы вместе с Димой квартировались в течение всего похода, продержалась недолго. Стоило ливню чуть нарастить силу, и наша крыша дала серьезную течь. У остальных ребят дела были куда лучше: Саша, Даша и Аня спали в двуслойной палатке, которой не страшен никакой дождь, Костя предусмотрительно натянул над своей «однослойкой» тот самый тент. Доставалось только нам, но делать было нечего – пришлось терпеть и ждать конца непогоды. Дождь прекратился через два часа, но этого времени ему хватило, чтобы серьезно замочить все, что было в нашей палатке, включая нас. Ночь в мокром спальнике под каплями просачивающейся через швы воды была бесконечно длинной. А утро после такой ночки – не очень добрым.

Оставив последний лагерь, мы вскоре ушли и от Чукена, войдя в долину р. Ахбио-Хуаликчи. Здесь же нас ждал последний в этом путешествии брод. Вынеся урок из ошибочных перебежек между косой и берегом на пути к горе, в этот раз мы не повторили ошибку и перешли реку в правильном месте. Теперь нас ждал нелегкий путь в перевал 1100 метров, за которым распадок ручья Сагды-Селанка должен был вывести нас на заветную базу «Сокол».

Перевал дался команде очень трудно – со стороны Аника он существенно круче, а ночной дождь сделал его еще и очень скользким.

Но самое главное испытание ждало нас на последнем отрезке пути – в том самом распадке р. Сагды-Селанки, с его замаскированными высокой растительностью ямами между камней, с его лиановыми зарослями, с его небольшими болотцами на каждом шагу. Прибавьте ко всему этому аду жару, высокую влажность и полчища надоедливого гнуса – и вы поймете какими для нас стали эти оставшиеся до базы 3 км пути.

Последний бой, он трудный самый, и наше сражение с этим заболоченным распадком вышло весьма мучительным. Мы шли и шли, а заветной дороги, с которой 10 дней назад свернули сюда, чтобы пойти к горе, все не было и не было. От усталости и плохой дороги у ребят стали сдавать нервы, и не было такого, кто бы хоть раз не разразился громкими проклятиями в адрес тайги, травы, мошки, кустов, ям – всего, что на последних метрах пути стало жутко невыносимым.

Вы вряд ли сможете представить нашу радость в момент, когда мы ужасно злые, уставшие и ободранные вышли на ту самую дорогу. Это был восторг на грани с дикостью. Мы справились! Мы вернулись! Еще сто метров, и мы окажемся в цивилизации, где нас уже, конечно же, ждет Артем, где можно впервые за день перекусить и отправиться домой. Но оказалось совсем не так.

На базе «Сокол», куда мы зашли в 15.30 ни Артема, ни его машины не оказалось. Больше того, на базе не было даже ее охранника. Что-то пошло не сценарию и нужно было поскорее узнать, что именно. Предположения были самые разные:

Артем приехал, но отсыпается в машине перед долгой дорогой где-то неподалеку.
Охранник моста на Кафэ не пускает нашего водителя на базу
Артем еще в пути и приедет за нами чуть позже и не выспавшийся, что очень плохо.
Варианта, что наш водитель за нами вообще не приедет, даже не рассматривалось – мы не могли поверить, что он может так с нами поступить.

Поиск причины нашего незапланированного одиночества на базе «Сокол» начали с нового созвона с Леной. Она ничего нового не сказала: Артем должен был выехать за нами еще вчера, сейчас недоступен, значит где-то в пути. Мы несколько раз пытались набрать его сами, но безуспешно – абонент был вне зоны действия сети, что давало надежду на то, что он действительно за нами едет. Поиски хоть каких-то признаков присутствия микроавтобуса вокруг базы ничего не дали. Как в воду канул и смотритель «Сокола», который, будь он здесь, мог бы многое прояснить. Но его нигде не было и не было ясно, куда он делся и когда появится.

Все это очень нас тревожило, но делать было нечего – оставалось только ждать и надеяться, что скоро все прояснится. Мы надеялись, что Артем просто опаздывает и совсем скоро мы услышим гул мотора его микроавтобуса за поворотом.

Время шло, но ничего не менялось.

Не выдержав этого ожидания, по прошествии двух часов, Саша с Костей решили пойти по дороге к тому самому мосту, чтобы, если Артем там и просто не может проехать, попытаться уговорить охранника пропустить наш транспорт к базе, где его ждут еще четверо измученных трудной и долгой дорогой путников. Им предстояло пройти около 10 км и мы, оставшиеся на базе, не завидовали своим доблестным товарищам, но были им очень благодарны за такое решение.

Ожидание было мучительным и молчаливым. Все держались молодцом и подбадривали друг друга, стараясь не показывать своей тревоги.

Несколько раз нам казалось, что где-то вдалеке раздается шум мотора и все разом замолкали и с надеждой смотрели на дорогу, ожидая увидеть выныривающий из-за поворота микроавтобус с Артемом и нашими разведчиками. Но надежды не оправдывались, и мы продолжали терпеливо ждать, разбавляя свой досуг разговорами о всякой всячине.

Но тут до нас донесся звук, который уже не мог быть фантомом, желаемым, выданным за действительное. Настолько явным и настоящим он был. Сомнений не было – это гул мотора, нам не показалось. Он становился все ярче и громче, но в определенный момент, когда был уже очень близко, вдруг заглох. Заветный транспорт снова не показался из-за поворота и мы уже были готовы признаться друг другу в коллективных галлюцинациях, но не сделали это, так как увидели бегущих к нам Сашу и Костю. Они с ходу потребовали скорее хватать вещи и бежать грузить их в мини-трактор с кузовом, который ждал за поворотом. Оказалось, пройдя по дороге пару километров, они встретили того самого охранника, едущего на транспорте от моста. Узнав тех людей, которые десять дней назад сначала заявились на его базу без всякого предупреждения, а после ушли в неизвестном направлении, он любезно согласился отвезти нас вместе с вещами к мосту. Нашей радости не было предела, и мы быстро побросали вещи в кузов и уселись сами. Не омрачило наше счастье и сообщение Саши о том, что Артема у моста нет – им об этом сказал охранник базы, который только что там был и сейчас вез нас туда. Ну нет и нет, размышляли мы, все равно он рано или поздно приедет, а мы хотя бы уже не будем волноваться, что его попросту не пропускают, а мы об этом даже не знаем. Такой вариант был очень даже возможным.

Какова же была наша радость, когда спустя час, подъезжая к тем самым воротам на мосту Кафэ, мы увидели заезжающий на мост белый микроавтобус с улыбающимся водителем. Наши беспокойства оказались бесплодны: охраняющий мост молодой нанаец без проблем пропустил наш транспорт и Артем уже собирался проехать на базу, чтобы забрать нас. Но мы избавили его от этой необходимости. В следующие минуты смотритель моста с большим удивлением наблюдал как шестеро молодых людей с сумасшедшими воплями и горящими глазами сжимают в объятьях седьмого и друг друга. Экспедиция «Аник-2017» достигла своего финиша. Спустя 10 минут, покидав вещи в микрик и распрощавшись с дружелюбными постоянными обитателями этих мест, мы отправились домой, к родным и близким, к цивилизации, которой принадлежим. Чтобы рассказать им об этих лесах, реках и ручьях, болотах и перевалах, в кампании которых провели десять этих прекрасных дней. И горе, благодаря которой проделали этот прекрасный путь. Спасибо тебе за это, Аник!

О проекте:

В течение года мы поочередно покорим 20 вершин, среди которых как хорошо известные многим приморцам популярные горы: Пидан, Фалаза, Чандалаз, Воробей, Ольховая и другие, так и совершенно новые, еще не видевшие массового туриста высоты.Все они будут досконально изучены, отфотографированы и описаны нашей творческой командой. Мы расскажем, как с минимальными затратами сил, времени и денег и при этом безопасно покорять желанные вершины. Покажем, для чего нужно их покорить, укажем безопасный путь к каждой. Поможем выполнить норматив почетного звания «Приморского барса» — покорителя 10 главных вершин края. Откроем совершенно новые вершины.

Вы можете поддержать проект «Приморская высота»! По всем вопросам партнерства пишите на primdiscovery@gmail.com

Читайте нас, смотрите нас, поднимайтесь с нами!